Была в его судьбе одна командировка…

     26 апреля исполняется 35 лет, как авария на Чернобыльской атомной электростанции заставила вздрогнуть весь мир. Неосязаемая, невидимая глазу опасность многих людей заставила покинуть обжитые места и дома. Словно опустевшие птичьи гнёзда, на долгие годы они замерли в ожидании своих хозяев. Но возвращения не случилось – некогда густонаселённые города и деревни, плодородные земли, богатые природными дарами леса и рыбой – речки зоной отчуждения сделала радиация.

     Незапланированный отъезд жильцов, ограниченное время на сборы и распоряжение брать с собой только необходимое – для людей с нечистыми помыслами после проведённой в 1986 году полной эвакуации населения опустевшие дома стали желанной добычей. Это было одной из причин, почему для обеспечения порядка на этой территории необходим был контроль. В то время уроженцу деревни Капустное Ильянского сельсовета Василию Синькевичу было 25 лет. После службы в армии он уже работал в отделе вневедомственной охраны Вилейского городского отдела внутренних дел, женился. Жили с супругой на съёмной квартире в районном центре и в июле ждали первенца. Сообщение о том, что предстоит командировка в зону отчуждения и надо определить пять человек из их подразделения, которые поедут на Гомельщину, неожиданностью не стало. Знал, что есть такая необходимость и задание надо выполнять. Так как ребёнка они с женой ждали летом, попросил командировать его раньше – и в феврале вместе с четырьмя вилейчанами (Анатолием Берёзой, Валерием Алехно, Виктором Бочаровым, Константином Балаховичем) отправились в столицу на сборный пункт в УВД. Там прошли медосмотр. Им выдали новую форму – ПШ. Ночёвка – и отправка. Утром три «Икаруса» везли в зону отчуждения более сотни человек…

     Василий Синькевич вспоминает, что в два часа дня они уже были в Наровлянском районе, в деревне Тешков. Задачи ставились там, на месте, кто-то из прибывших на службу заступил сразу же после приезда. Главным было не допустить проникновения на территорию (а охраняли три района – Хойникский, Брагинский и Наровлянский) посторонних лиц.

     Местом дислокации стало здание школы. Вместо школьных парт в учебных классах стояли кровати. Питались в столовой – поваров, которые готовили им еду, привозили каждый день из Наровли. Спустя время сформировали несколько команд и в свободное время (а дежурили по 12 часов через сутки) в школьном спортзале играли в волейбол и баскетбол. Поддерживали связь с домом с помощью писем, которые Василий Синькевич хранит и сегодня. Иногда позвонить родным можно было из «дежурки».

     Для того, чтобы осуществлять контроль на территории, дежурили пешие и автопатрули. В населённых пунктах организовывались пункты обогрева – печки в этих домах топили дровами, заготовленными ещё жильцами, которых в незапланированное путешествие отправила беда. Василий Анатольевич помнит то ощущение, когда приходилось заходить туда и видеть оставленную впопыхах мебель, книги, какие-то мелочи. Забирая с собой только самое ценное, люди всё же надеялись на возвращение… До командировки бывать на Гомельщине Василию Синькевичу не приходилось. Поэтому для он себя отметил, что деревни там побольше, чем в родных местах. Углы, Довляды, Карповичи, Вербовичи – эти и другие названия помнит он и сегодня.

     Зима в том году выдалась снежная – замело все дороги. Но это и облегчало задачу, ведь въезд на территорию осуществлялся через контрольно-пропускные пункты только по пропускам. А от снега чистили лишь основные дороги – по остальным нельзя было ни пройти, ни проехать. Так что для Василия Синькевича эта командировка прошла без каких-то ЧП. Острых ситуаций хватало летом, когда по лесным дорогам на мотоциклах в зону отчуждения устремлялись мародёры, охочие до чужого имущества.

     Возвращение домой было долгожданным.

     – Считаю, что мы выполняли свою работу, – говорит Василий Анатольевич. – Жаловаться не на что.

1

     Жизнь продолжилась. Летом появился первенец, сын Евгений, спустя время – дочка Ольга. Дети выросли, стали самостоятельными. Дедушка двух внучек – это звание Василий Анатольевич носит с большой гордостью. Отработав немало лет охранником в Вилейском отделе Департамента охраны, Василий Синькевич вышел на пенсию в 2007 году. Некоторое время работал в службе охраны «Беларусбанка», а потом его вновь приняли на службу в отдел. Сегодня он по графику несёт службу на постах, находящихся в ведении охранного подразделения. Как всегда, добросовестно выполняя поставленные задачи.

     Вновь посетить места той самой командировки Василию Синькевичу довелось в апреле 2006 года. По инициативе УВД Миноблисполкома в год 20-летия со дня аварии на Чернобыльской атомной электростанции для ликвидаторов была организована поездка на Гомельщину. Среди посещённых населённых пунктов была и та самая деревня Тешков. Она, заросшая кустарником, встретила обветшалыми зданиями и звенящей пустотой. Как напоминание о трагедии и в назидание человеку.

газета «Шлях Перамогі»